Стихотворная комедия конца XVIII - начала XI в.

 

Вступительная статья, подготовка текста и примечания М. О. Янковского

 

Серия «Библиотека поэта». Большая серия. Второе издание.

 

М.-Л., «Советский писатель», 1964

 

OCR Бычков М. Н. mailto: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

----------------------------------------------------------------------------

 

 

 

Николай  Иванович Хмельницкий (1789—1845) — сын известного в своё время

 

учёного и писателя И.П. Хмельницкого, последний потомок украинского гетмана

 

Богдана  Хмельницкого.  Он родился в Петербурге, учился в Горном институте и

 

уже  семнадцатилетним  юношей был определён чиновником иностранной коллегии.

 

Во время Отечественной войны 1812 года он вступил в петербургское ополчение,

 

совершил   вместе   с   действующей   армией   заграничный  поход,  выполняя

 

адъютантские  поручения,  по  преимуществу  дипломатического характера. И до

 

этого  Хмельницкий  бывал  за  границей.  Ещё  в  пору  своего  пребывания в

 

иностранной    коллегии    ему   доводилось   выезжать   туда   в   качестве

 

дипломатического  курьера.  В  годы  войны  был он там как участник сражений

 

при Лейпциге, Дрездене, Гамбурге.

 

На  его  долю выпало также оказаться с русскими войсками в Париже после

 

капитуляции наполеоновской армии.

 

Париж  был воспринимаем русской дворянской молодежью по-разному. Кое-кто

 

из   товарищей   Хмельницкого,   по   всей  вероятности,  оказался  в  рядах

 

декабристов.  Другие  —  сохранили  на всю жизнь увлечение парижской жизнью,

 

французской  художественной  культурой,  в  частности театром. Хмельницкий —

 

среди  них. Социальные сдвиги, происшедшие в стране в итоге потрясений всего

 

её  бытия  за двадцать пять минувших лет, наверно, не столь отложились в его

 

сознании, как привлекательность театров, бульваров, острословие завсегдатаев

 

кафе и внешне воспринятый «галльский дух», не ощутить которого было нельзя.

 

После  окончания войны Хмельницкий продолжал карьеру чиновника, сначала

 

в  министерстве  юстиции,  далее  как  правитель  канцелярии  петербургского

 

генерал-губернатора   гр.  Милорадовича  и  чиновник  особых  поручений  при

 

министре  внутренних дел. Он входит в литературные круги столицы, сближается

 

с А.А. Шаховским, позже с А.С. Пушкиным, А.С. Грибоедовым, А.А. Жандром,

 

П.А. Катениным.

 

Служба при Милорадовиче, в руках которого было сосредоточено управление

 

сценическим  делом  в  столице,  облегчила  Хмельницкому связь с театром. Он

 

завсегдатай  кулис, частый посетитель дома Шаховского, где, помимо актеров и

 

актрис,  а  также  их  поклонников, всегда можно было встретить литераторов.

 

Дружба  с  ними  привела  к  тому,  что  в 1818 году, вместе с Грибоедовым и

 

Шаховским,  он  написал  комедию «Своя семья, или Замужняя невеста». Однако не

 

этой  пьесой  он  дебютировал  в  театре.  Годом ранее появилась его комедия

 

«Говорун», переделка пьесы французского писателя XVIII века Ги де Буасси «Le

 

Babillard».  В  том  же,  1817  году  он  завершил  новую  комедию  «Шалости

 

влюблённых»  (переработка  комедии  Реньяра  «Les Folies amoureuses»). Далее

 

следуют  «Воздушные замки», «Бабушкины попугаи» (по французской комедии М. и

 

А.  Дартуа  «Les Perroquets de la mere Philippe», 1819), «Нерешительный, или

 

Семь  пятниц  на одной неделе» (по мотивам пьесы Детуша «L'Irresolu», 1819),

 

«Сужёного  конём  не  объедешь,  или  Нет  худа без добра» (по мотивам пьесы

 

французского  писателя  К.  д'Лрлевиля  «Les  Chateaux  en  Espagne», 1821),

 

«Актёры  между собою, или Дебют актрисы Троепольской» (в сотрудничестве с Н.

 

Всеволожским,  1821),  «Новая  шалость,  или  Театральное  сражение» (1822),

 

«Карантин» (1822), «Светский случай» (1826), «Новый Парнас» (переделка пьесы

 

французского драматурга XVIII века С. Фавара «La Rosiere de Salency», 1829),

 

«Взаимные  испытания»  (переделка комедии французского драматурга XVIII века

 

Форжо «Les Epreuves», 1826-1829).

 

К числу оригинальных пьес можно отнести «Актёры между собою», «Светский

 

случай».  Кроме  того,  Хмельницкий  создал два превосходных для его времени

 

перевода пьес Мольера «Школа женщин» (1821) и «Тартюф» (1828).

 

В  1829  году  начался  новый  этап  его  карьеры. Хмельницкий получает

 

назначение  губернатором  в  Смоленск,  позже  в Архангельск. В Смоленске он

 

рекомендует  себя  с  наилучшей  стороны большими работами по восстановлению

 

старинного  города,  сильно  разрушенного в результате нашествия французских

 

войск.   Одновременно   свойственное   ему   легкомыслие,  а  также  деловая

 

нераспорядительность  и  беспечность  барина  привели  к  тому,  что  на эти

 

работы  было израсходовано непомерно много средств, а подрядчики обогатились

 

за  счёт  казны.  Это  обстоятельство,  а  также,  по-видимому,  либеральное

 

отношение  к  раскольникам  подготовили  крушение  его карьеры. Была создана

 

специальная следственная комиссия по делам смоленского губернаторства.

 

В  1837  году  Хмельницкий  был вызван из Архангельска в Петербург. Ему

 

было  предъявлено обвинение в бесхозяйственности и злоупотреблениях, и после

 

очень  долгого  следствия  он  был  заключен в Петропавловскую крепость, где

 

пробыл до 1843 года, когда, по распоряжению Николая I, был освобождён. После

 

этих  мытарств  Хмельницкий  уехал  на  некоторое  время  за  границу,  а по

 

возвращении в Петербург умер в 1845 году.

 

В  период  пребывания в Смоленске и Архангельске, начисто оторванный от

 

привычной  для  него  литературно-театральной  среды,  Хмельницкий,  видимо,

 

совершенно  прекратил  писать  для  театра. Во всяком случае, сведений о его

 

литературной деятельности за это время не имеется. Уже после освобождения из

 

Петропавловской  крепости  он пытался возвратиться к литературе. Но второй

 

«тур» его творчества не имеет ничего общего с первым. Потрясённый постигшими

 

его невзгодами, Хмельницкий уже не мог писать так, как прежде. К тому же его

 

время прошло. Стремясь угадать вкусы новой публики, он обратился к модному в

 

сороковых  годах  жанру,  занявшему в ту пору заметное место в репертуаре, и

 

написал   несколько   псевдоисторических   пьес   на   русские   сюжеты,  не

 

представлявших никакого интереса: «Царское слово, или Сватовство Румянцева»,

 

«Оберкухмейстер  Фельтен»,  «Русский  Фауст,  или  Брюсов  кабинет», «Богдан

 

Хмельницкий»,  пробовал  себя  в  прозе,  но  и  эти  опыты не вернули его к

 

литературе.

 

 

 

ГОВОРУН

 

 

 

Комедия в одном действии, в стихах

 

 

 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ

 

 

 

Граф Звонов.

 

Пpeлестина, молодая вдова.

 

Модестов.

 

Чванова, тетка Прелестиой.

 

Свахина   |

 

Вестина   |

 

Сноркина  } Приятельницы Чвановой.

 

Вздоркина |

 

Громова   |

 

Лиза, служанка Прелестиной.

 

Слуга.

 

 

 

Действие в доме Прелестиной.

 

 

 

ЯВЛЕНИЕ 1

 

 

 

Прелестина и Лиза.

 

 

 

Прелестина

 

 

 

Граф Звонов наконец со мною распрощался.

 

Несносный говорун! насилу отвязался

 

Представь, что он с утра молол мне всякий вздор;

 

Но, чтобы как-нибудь с ним кончить разговор,

 

Нарочно я ему комиссий надавала,

 

И он отправился.

 

 

 

Лиза

 

 

 

Я это испытала

 

И нынче уж всегда от эдаких людей

 

Стараюсь ускользнуть как можно поскорей.

 

Признаться, этот граф неважная находка,

 

Язык же у него — ну сущая трещотка:

 

Стучит, кричит, гремит, такой подымет звон,

 

Что, право, хоть кого бежать заставит вон!

 

О подвигах своих он всякому клянется,

 

В чём нынче уверял, в том завтра отопрётся,

 

Злословье и хвалы он мастер сочинять;

 

Не знает одного: чтоб кстати помолчать.

 

 

 

Прелестина

 

 

 

Ты права!

 

 

 

Лиза

 

 

 

Да к тому ж весь свет такого мненья,

 

Что эти болтуны прежалкие творенья!

 

Таков наш граф, хоть он, по милости родни,

 

Недавно ездит к вам, но, право, эти дни

 

Мне веком кажутся — и сердце замирает,

 

Когда воображу, что он вас обожает!

 

Но нет, и вам нельзя друг друга полюбить:

 

Вы любите молчать, он любит говорить;

 

Вы скромны и от всех снискали уваженье,

 

А он несносный враль, он общества мученье!

 

Модестов, например, так этот не таков;

 

Он первый для меня из ваших женихов:

 

Так скромен, мил, умен и молодец собою.

 

 

 

Прелестина

 

 

 

О, что до этого, согласна я с тобою,

 

Но, как дела мои покуда таковы,

 

Что воля тетушки...

 

 

 

Лиза

 

 

 

Помилуйте! Но вы

 

Вдова — и можете...

 

 

 

Прелестина

 

 

 

Но что меня принудит

 

Её тем огорчить? она меня так любит,

 

Что даже делает наследницей своей, —

 

И я обязана повиноваться ей!

 

К тому же тетушка хоть графа не видала,

 

Но ей об нём родня так много насказала,

 

Что, думает, ему к отказу нет причин;

 

И если есть жених, так это он один;

 

Что он в больших связях, служил всегда примерно

 

И места важного добьётся здесь наверно.

 

 

 

Лиза

 

 

 

Но и Модестов наш, как кажется, хотел

 

Искать здесь должности; но если б не успел...

 

Так всё ж, сударыня, я всё не полагаю,

 

Чтоб этот граф...

 

 

 

Прелестина

 

 

 

Ах, нет! но я сама не знаю...

 

 

 

Лиза

 

 

 

Итак, когда его любовь вам дорога...

 

Что ж делать? хоть и жаль, но я вам не слуга.

 

Избави бог! Да он не будет спать, ни кушать,

 

Всё будет говорить, а я изволь лишь слушать!

 

Нет, лучше уж, по мне, чем вечно всё терпеть,

 

Так броситься в реку и разом умереть.

 

К тому ж — не больно ли? и где же справедливость? —

 

У женщин похищать их право на болтливость!

 

 

 

Прелестина

 

 

 

Ах, Лиза!.. Но скажи, что ж в случае таком

 

Могла бы сделать я?

 

 

 

Лиза

 

 

 

Поставить на своём.

 

Вооружиться всем, во что бы то ни стало;

 

К тому же попросить вам, право б, не мешало

 

Хоть Вестину — она так с тетушкой дружна —

 

Поговорить за вас.

 

 

 

Прелестина

 

 

 

Мне жаль, что я должна

 

Невольно ввериться болтливой сей особе;

 

Не лучше ль Свахиной?..

 

 

 

Лиза

 

 

 

Да вот они и обе!

 

 

 

 

 

ЯВЛЕНИЕ 2

 

 

 

Те же, Вестина и Свахина.

 

 

 

Вестина

 

(Прелестиной)

 

 

 

А, здравствуй, милая! Ну, с богом, в добрый час;

 

Я рада... но к чему ж таиться так от нас?

 

 

 

Прелестина

 

 

 

Скажите, в чем? и я с покорностью готова...

 

 

 

Свахина

 

 

 

На что ж секретничать? и что же в том худого,

 

Что милой вдовушке нашёлся новый друг.

 

 

 

Прелестина

 

 

 

Но кто же вам сказал?

 

 

 

Вестина

 

 

 

Ваш будущий супруг,

 

Граф Звонов уверял, что он почти женился!

 

 

 

Свахина

 

 

 

Не только уверял, но даже побожился!

 

 

 

Лиза

 

 

 

О, дела у него не станет за божбой!

 

 

 

Прелестина

 

 

 

Могла ли ожидать я новости такой?

 

На мне уж женятся, а я о том не знаю!

 

Но я, сударыни, вас честью уверяю,

 

Что так секретничать не стала б ни за что,

 

И всё, что знаю я, так это только то,

 

Что граф, как говорят, — и слух довольно верен, —

 

Чрез тетушку ко мне посвататься намерен.

 

Любя её, на всё решуся, может быть...

 

Но сделаться женой и мужа не любить —

 

Ужасно!..

 

 

 

Вестина

 

 

 

Э, мой друг!..

 

 

 

Свахина

 

 

 

Смешно, о чём хлопочешь!

 

Ну, муж не нравится, люби кого захочешь.

 

С богатою женой у мужа ссоры нет.

 

 

 

Прелестина

 

 

 

Я вас благодарю за дружеский совет;

 

Но это б значило уж слишком жить по моде;

 

Иные, может быть; но я не в этом роде.

 

И вас же я прошу, нельзя ли вам вдвоём,

 

По дружбе с тетушкой, её уверить в том,

 

Что с этим графом мне, наверно, не ужиться

 

И что болтливый муж всегда с женой бранится.

 

 

 

Свахина

 

 

 

С охотою, мой друг. Я рада всем служить:

 

И свадьбы снаряжать, и свадьбы разводить.

 

 

 

Прелестина

 

 

 

Я вас благодарю. Но я из состраданья

 

Желала б вас спасти от скучного свиданья:

 

Я жду... что граф...

 

 

 

Лиза

 

 

 

О, нет! я бьюся об заклад,

 

Что он сегодня к нам не будет уж назад.

 

В гостях он завсегда предолго остаётся:

 

Прощаться так готов, а ехать не сберётся.

 

Ах, этот анекдот, чай, знает целый свет:

 

Что раз, когда его вы звали на обед,

 

Он вздумал поутру, при весточке прекрасной,

 

К знакомой завернуть болтунье первоклассной;

 

У этой уж с гостьми шло дело на разлад:

 

Он тотчас к ним подсел и — мигом на подхват

 

Пустились все они и в споры, и в рассказы.

 

Не знаю, долго ли творились их проказы,

 

Но наконец наш граф, бояся опоздать,

 

Раскланявшись скорей, пустился к нам скакать.

 

И что же? на обед — мы, право, удивились —

 

Приехал уж тогда, когда мы спать ложились!

 

 

 

Вестина

 

 

 

Вот случай, чтоб его формально осмеять.

 

 

 

Свахина

 

 

 

Об этом я берусь сейчас же рассказать

 

И мигом поскачу...

 

 

 

Прелестина

 

 

 

Но нам всего нужнее

 

Заехать с тетушкой увидеться скорее.

 

 

 

Граф Звонов

 

(за сценою)

 

 

 

Нет, это пустяки; теперь не та пора,

 

Чтоб вашей барыне уехать со двора;

 

Я всё-таки войду, уверюсь, объяснюся,

 

И если дома нет, так здесь её дождуся.

 

 

 

Свахина

 

 

 

Ай, ай! Я слышу шум, и точно, это он...

 

Уйдёмте, убежим, чтоб не попасть в полон!

 

 

 

Все, кроме Лизы, уходят.

 

 

 

Лиза

 

 

 

Вот чудный человек! никак не унывает:

 

Ну, не с кем говорить — с самим собой болтает!

 

 

 

 

 

ЯВЛЕНИЕ 3

 

 

 

Лиза и граф Звонов.

 

 

 

Граф

 

(не видя Лизы)

 

 

 

По чести, пресмешно! и ездить, и ходить,

 

Не встретя никого, чтоб с кем поговорить.

 

Увидевшись с людьми, садишься, отдыхаешь,

 

Толкуешь, говоришь и что-нибудь узнаешь.

 

Граф Чванов, например... мне граф старинный друг!

 

Заехал к графу я, а графу недосуг!

 

Графини дома нет, и что ж? вообразите...

 

 

 

Лиза

 

 

 

Позвольте вас опросить, вы с кем здесь говорите?

 

 

 

Граф

 

 

 

А-а, здорова ли? всё к лучшему идёт.

 

Здорова? Очень рад, я знал то наперёд.

 

А барыня твоя? какое приключенье!

 

Представь, она сейчас дала мне порученье

 

Заехать к Лелевой, кой-что ей рассказать.

 

Бегу, скачу, лечу и — мог ли ожидать...

 

Когда б я не был сам, я счёл бы то за враки:

 

Я в доме не нашёл ни бешеной собаки —

 

Всё пусто, заперто, не встретился ни с кем,

 

И, ездив по нужде, приехал я ни с чем!

 

Вчера я точно ж так кружился поневоле:

 

С рассветом поскакал к обедне я к Николе,

 

Обедня кончилась, поехал я в Сенат,

 

Оттуда во дворец, оттуда в Летний сад,

 

Из сада к Знаменью, от Знаменья в Морскую,

 

С Морской в Фурштадтскую, с Фурштадтской на Сенную,

 

С Сенной в Литейную, с Литейной на Пески,

 

С Песков в Садовую — какие всё скачки!

 

С Садовой к Гавани, из Гавани к Почтамтской,

 

С Почтамтской к Невскому, из Невского к Казанской,

 

Оттуда поскакал объехать Острова, —

 

От мысли уж одной кружится голова!

 

Я мигом облетел: Васильевский, Петровский,

 

Елагин, Каменный, Аптекарский, Крестовский.

 

С Крестовского...

 

 

 

Лиза

 

(перебивая)

 

 

 

И я сегодня точно ж так

 

Бросалась без ума раз двадцать на чердак,

 

Оттуда в лавочку, из лавочки в людскую,

 

Оттуда и погреба, оттуда в кладовую,

 

Лишь с лестницы сбегу, на лестницу опять;

 

Кричат: беги, подай — умей лишь успевать;

 

И мой, и шей, и гладь, чтоб мигом всё поспело.

 

Но, к счастью, наконец спроворила я дело,

 

Пока у барыни один из женихов,

 

Известный очень граф и страшный краснослов,

 

Болтал, болтал, болтал, весь дом привёл в тревогу,

 

Но, вспомня, что он гость, убрался, слава богу!

 

И барыня моя, не встретиться чтоб с ним,

 

На целый день, сударь, уехала к родным.

 

 

 

Граф

 

 

 

Ты слишком, кажется, изволила забыться?

 

Так дерзко отвечать мне всякий побоится,

 

И если б меньше я Прелестину ценил,

 

Я б тотчас показал... но я тебя простил.

 

Советую вперёд, чтоб не нажить худого,

 

С почтеньем отвечать или не пикнуть слова.

 

 

 

Лиза

 

 

 

Нет! дар молчания наука не по нас,

 

И в этом я пошлюсь на первого на вас.

 

 

 

Граф

 

 

 

Итак, за дерзости накажешься ты строго;

 

Таких, как я, людей, конечно, здесь не много,

 

И это угадать могла бы ты сама;

 

Но я не виноват, что нет в тебе ума.

 

Я скоро объяснюсь с твоею госпожою,

 

Я буду мужем ей, она моей женою;

 

Я скоро генерал, сомненья в этом нет;

 

Меня ль не произвесть, служивши двадцать лет?

 

Смешно б Модестову ей сделать предпочтенье,

 

Я, верно, перед ним... но что тут за сравненье!

 

Женитьбой услужить я мог бы и другим:

 

Саржинской, Лелевой, я ими страх любим!

 

Но, впрочем, для меня Прелестина милее:

 

Не так хоть хороша, зато она умнее,

 

Добра, ловка, скромна и, трудно что сыскать,

 

Не любит никогда ни спорить, ни болтать.

 

 

 

Лиза

 

 

 

Я вас благодарю за ваше снисхожденье.

 

Какая честь для нас! какое одолженье!

 

 

 

Граф

 

 

 

Прощай! теперь скачу министров торопить.

 

Нельзя же им меня с Модестовым сравнить!

 

Да, кстати, вот и он.

 

 

 

Лиза

 

 

 

Прощайте... Очень рада!

 

(Уходит.)

 

 

 

Граф

 

(с улыбкою)

 

 

 

Он бешен! на лице написана досада!

 

Но он соперник мой... и я — я очень рад.

 

 

 

 

 

ЯВЛЕНИЕ 4

 

 

 

Граф Звонов и Модестов.

 

 

 

Граф

 

(встречая Модестова)

 

 

 

А, здравствуйте, сударь! Я слышал, говорят,

 

Что вы — мне странно то, но шутки тут не к месту —

 

Хотите у меня отбить мою невесту?

 

И место самое, которое просил,

 

Которое умом и кровью заслужил!

 

Что вы, что вы, сударь, в числе моих злодеев,

 

Что ищете пожать плоды моих трофеев,

 

Что вы, читавшие мой список послужной,

 

Равняться вздумали заслугами со мной!

 

Не смея отвечать...

 

 

 

Модестов

 

 

 

Я время дожидался,

 

Пока вы кончите! но всякий бы признался,

 

Что вы сердиться так за это не должны,

 

И службой нашею мы, кажется, равны.

 

 

 

Граф

 

 

 

Как? мы равны, сударь! Вы ль это говорите?

 

Заслуги ли свои с моими вы сравните?

 

Я в службу налицо вступил в пятнадцать лет,

 

Я был уж офицер, - а вы, сударь, кадет.

 

Я всюду поспевал: был в тысяче сраженьях,

 

В траншеях, в приступах, в победах, в пораженьях,

 

Везде торжествовал — и в мире, и в войне;

 

Спросите всякого: все знают обо мне!

 

Все видели меня при тысяче осадах,

 

Передним в приступах и задним в ретирадах!

 

Могу ли позабыть я первый мой поход?

 

То было в Австрии, не вспомню только год,

 

В июле месяце, числа... числа шестого,

 

Шестого, точно так! с поста передового

 

Сраженье началось поутру в три часа.

 

И тут-то в первый раз я строил чудеса!

 

Граф Знатов в этот штурм чуть жизни не лишился!

 

Вы знаете его? он выгодно женился.

 

Жена его мила, в больших теперь связях,

 

А лучше что всего — богата так, что страх!

 

Но грех завидовать такой его удаче:

 

Я был вчера у них, они живут на даче,

 

Представьте...

 

 

 

Модестов

 

 

 

Знаю всё и, право, очень рад,

 

Что вы из Австрии приехали назад.

 

А что до наших мест, успехи вам покажут,

 

Что я не без друзей.

 

 

 

Граф

 

 

 

Им наотрез откажут,

 

И места моего, конечно, я. дождусь;

 

Когда не верите, так я вам побожусь!

 

Мои, сударь, друзья на ваших не похожи,

 

И ваши — мелочь всё, а наши — так вельможи!

 

И чтоб решительно уверить в этом вас,

 

Так я с одним письмом отправлюся сейчас

 

Искать протекции — она всему порука!

 

А от кого письмо? Вот в этом-то и штука,

 

Чтоб знать, кем действовать и успевать в делах!

 

Особа эта здесь в больших теперь связях.

 

Загорской друг она. Но более ни слова;

 

Стараться за меня нет ничего дурного.

 

Насчет протекции я здесь сильнее всех

 

И смело, наконец, ручаюсь за успех.

 

 

 

Модестов

 

(в сторону)

 

 

 

Загорской друг? да кто ж? Ветрова?.. статься может.

 

Она знакома мне и, верно, мне поможет.

 

Вот случай! — И теперь успеть не мудрено —

 

Нарочно съезжу к ней.

 

 

 

Граф

 

 

 

Уж дело решено.

 

Но если б даже мне, чего не может статься,

 

Пришлося как-нибудь от места отказаться,

 

Так всё Прелестиной не вам же обладать,

 

И тётка может ей...

 

 

 

Модестов

 

(с насмешкою)

 

 

 

Любить вас приказать.

 

 

 

Граф

 

 

 

Нельзя ли помолчать? Я говорю, конечно,

 

И лучше и скорей...

 

 

 

Модестов

 

(перебивая)

 

 

 

И страх бесчеловечно!

 

 

 

Граф

 

 

 

О, зависть! Но я вас смеяться отучу;

 

Я это говорю и этим не шучу.

 

Язык, сударь, для нас всего дороже в свете;

 

В любви ли, в обществе ль, в учёном ли совете —

 

Искусным языком мы делать можем всё.

 

Коль мало этого, прибавлю вам ещё,

 

Что стыдно и смешно, и глупо для иного

 

С терпеньем слушать вздор и не сказать ни слова!

 

 

 

Модестов

 

 

 

Нужнее, кажется, чтоб делу пособить,

 

Так больше хлопотать и меньше говорить:

 

Болтанье лишнее и скучно и несносно...

 

 

 

Граф

 

 

 

Или меня бесить хотите вы нарочно? —

 

Вас слушать и молчать терпенья, право, нет.

 

Меня ли вам учить? когда я был трёх лет,

 

Так я уж говорил гораздо вас бойчее,

 

И громче, и скорей, и лучше, и вольнее!

 

Однажды с братьями заспорил что-то я,

 

Но это так умно, что бабушка моя,

 

Взяв на руки меня...

 

 

 

Модестов

 

(в сторону)

 

 

 

Ну, люди уж сбежались!

 

 

 

 

 

ЯВЛЕНИЕ 5

 

 

 

Те же и слуга.

 

 

 

Слуга

 

(графу)

 

 

 

Князь просит ехать вас, куда вы с ним сбирались.

 

 

 

Граф

 

(слуге)

 

 

 

Сейчас.

 

(Модестову)

 

Взяв на руки меня...

 

 

 

Модестов

 

(в сторону)

 

 

 

Я бьюся об заклад,

 

Что он...

 

 

 

Слуга

 

(графу)

 

 

 

Князь ждёт, сударь.

 

 

 

Граф

 

(слуге)

 

 

 

Он ждёт? я очень рад

 

Сейчас.

 

 

 

Слуга уходит.

 

 

 

 

 

ЯВЛЕНИЕ 6

 

 

 

Граф Звонов и Модестов.

 

 

 

Граф

 

 

 

Взяв на руки, простите повторенье,

 

Взяв на руки меня, старушка в восхищенье

 

Сказала батюшке: «Припомни, мой сынок,

 

Я вижу по всему, в ребёнке будет прок!..»

 

И правда, одарён я памятью чудесной!

 

Я всё перечитал, мне всё теперь известно,

 

Я разом выучу хоть тысячу стихов,

 

И так понаторел, что сам писать готов!

 

И что ж мудрёного? я знаю все размеры

 

И мигом бы попал в Софоклы иль Гомеры.

 

Здесь гением прослыть труд, право, невелик:

 

Лишь нужен меценат и греческий язык.

 

 

 

Модестов

 

 

 

Имейте дар и вкус — они для вас нужнее.

 

 

 

Граф

 

 

 

Но я вам докажу, что этого сильнее,

 

Что в речи именно известного творца

 

Публично признан тот чуть-чуть не за глупца,

 

Кто пишет и, к стыду, по-гречески не знает!

 

Хоть сам, не доучась, других он научает,

 

Но кто без слабостей? у всякого своя, —

 

Он добрый человек, и бог ему судья!

 

А впрочем, почему ж не тешиться от скуки?

 

Но, кроме языков, я знаю все науки;

 

История из них главнейший мой предмет.

 

Попробуйте спросить — я мигом дам ответ.

 

Я знаю всё, сударь: героев, их деянья,

 

Все царства, города и, словом, все преданья!

 

Тут Дарий в торжестве, там Александр в цепях

 

Везётся в Персию... Простите, второпях

 

Я в происшествиях, как кажется, сбиваюсь.

 

 

 

Модестов

 

 

 

Я вашим знанием, по чести, восхищаюсь!

 

И право б, стоило, коль смею дать совет,

 

Такие сведенья издать скорее в свет.

 

Божусь, для редкости их с жадностью раскупят.

 

 

 

Граф

 

 

 

С творением таким не иначе поступят.

 

 

 

 

 

ЯВЛЕНИЕ 7

 

 

 

Те же и Лиза.

 

 

 

Лиза

 

(вбегая, говорит графу)

 

 

 

Я вас, сударь, спешу обрадовать скорей;

 

К нам съехалось сейчас премножество гостей!

 

И кто же? тетушка со всей домашней свитой.

 

Вот случай увенчать талант ваш знаменитый

 

И вместо барыни приёма сделать честь.

 

Вам справиться легко — их счётом только шесть,

 

И все, ручаюсь вам, ужасные болтушки!

 

 

 

Граф

 

 

 

Я знаю, каковы московские старушки!

 

Но это ничего, я их не побоюсь;

 

Пойду, сберу, приму и с ними к вам явлюсь.

 

(Уходит.)

 

 

 

 

 

ЯВЛЕНИЕ 8

 

 

 

Модестов и Лиза.

 

 

 

Модестов

 

 

 

Что скажешь, Лиза, мне?

 

 

 

Лиза

 

 

 

Останьтеся в покое.

 

Что он ни говори, но это всё пустое;

 

Я вам протекторша и — дело решено!

 

 

 

Модестов

 

 

 

Но барыня твоя?

 

 

 

Лиза

 

 

 

Со мною заодно;

 

Лишь место графское нам голову вскружило.

 

 

 

Модестов

 

 

 

Итак, когда оно её обворожило,

 

Я всё употреблю, чтобы его занять.

 

И мне наш говорун изволил рассказать,

 

Какими средствами успеть в моём исканьи.

 

Но между тем прощай, и я, во ожиданьи,

 

Что просьбу и мою уважат, может быть,

 

Сейчас же поспешу его предупредить.

 

(Уходит.)

 

 

 

Лиза

 

(к кулисам)

 

 

 

Эй, стулья поскорей! я слышу шум сраженья.

 

 

 

 

 

ЯВЛЕНИЕ 9

 

 

 

Споркина, Вздоркина, Громова, Свахина, Вестина,

 

Иванова, граф Звонов и Лиза.

 

 

 

Споркина, Вздоркина

 

(входят первые и говорят вместе)

 

 

 

Мы спорить не хотим, но странны уверенья!..

 

 

 

Громова

 

(с жаром)

 

 

 

Вы верьте или нет, но я не соглашусь.

 

 

 

Лакеи и Лиза ставят стулья; все садятся, а граф садится

 

в середине, подле Чвановой.

 

 

 

Граф

 

(Чвановой)

 

 

 

Все сели, очень рад! я подле вас сажусь.

 

Теперь займёмтеся; я, право, с нетерпеньем

 

Готов хоть целый день вас слушать с восхищеньем!

 

 

 

Вестина

 

(Чвановой)

 

 

 

Итак, я вам скажу, что, ехавши от вас,

 

Мне Хлоеву пришлось увидеть в первый раз.

 

Она...

 

 

 

Свахина

 

 

 

Была мила, но нынче подурнела.

 

 

 

Вздоркина

 

 

 

Уж слишком рядится!

 

 

 

Споркина

 

 

 

И слишком постарела.

 

 

 

Чванова

 

(говорит протяжно)

 

 

 

А я так расскажу вам новый анекдот...

 

 

 

Граф

 

 

 

Прекрасно! я люблю ужасно этот род...

 

И знаю сам...

 

 

 

Громова

 

 

 

И я...

 

 

 

Споркина

 

 

 

И я...

 

 

 

Чванова

 

 

 

Всё это вероятно;

 

Но я...

 

 

 

Споркина

 

 

 

Я слушаю.

 

 

 

Граф

 

(Чвановой)

 

 

 

Вас слушать всем приятно!

 

 

 

Громова

 

(тихо Вздоркиной)

 

 

 

Она скучна!

 

 

 

Вздоркина

 

 

 

И страх протяжно говорит!

 

 

 

Чванова

 

 

 

Итак, прошу молчать, чтоб было без обид.

 

Послушайте ж: одна из здешних дам в собраньи...

 

 

 

Граф

 

(Чвановой)

 

 

 

В собраньи? а в каком?

 

 

 

Чванова

 

 

 

Что нужды вам в названьи?

 

В каком бы ни было, а дело только в том:

 

В собрании с одним военным молодцом...

 

 

 

Граф

 

 

 

С военным? так! они преловкие мужчины.

 

 

 

Чванова

 

 

 

Чтоб вам их не назвать, на это есть причины.

 

Особа знатная, а мальчик также князь.

 

 

 

Свахина

 

 

 

Теперь я поняла.

 

 

 

Граф

 

 

 

Я знаю эту связь.

 

С Аглаевой?..

 

 

 

Вестина

 

(в сторону)

 

 

 

Да он старушку, право, взбесит!

 

 

 

Чванова

 

(в сердцах)

 

 

 

Нет, нет, сударь! пустяк; нет, эта не чудесит,

 

Хотя и молода, — а той уж сорок лет.

 

 

 

Граф

 

 

 

Так это Знатова?

 

 

 

Споркина

 

 

 

Брызгалова?

 

 

 

Чванова

 

 

 

Нет! нет!

 

 

 

Громова

 

 

 

Ветрова?

 

 

 

Вздоркина

 

 

 

Лелева?

 

 

 

Свахина

 

 

 

Ильмена, может статься?

 

 

 

Чванова

 

 

 

Да дайте ж досказать.

 

 

 

Граф

 

(Чвановой)

 

 

 

Я рад повиноваться,

 

Но я...

 

 

 

Чванова

 

 

 

Да что за срам! уймися, мой отец;

 

Мне эдак замолчать придётся наконец.

 

 

 

Граф

 

 

 

Помилуйте!

 

 

 

Чванова

 

 

 

Меня так это удивляет!

 

 

 

Граф

 

 

 

Ни слова — я молчу.

 

 

 

Чванова

 

(Вестиной)

 

 

 

И всё-таки болтает!

 

 

 

Споркина

 

 

 

Чтоб споров избежать, не лучше ль положить

 

Нам очередь, чтоб знать, кто должен говорить?

 

 

 

Граф

 

 

 

Клянусь, что сохраню всю святость договора!

 

 

 

Чванова

 

 

 

Условье первое: чтобы зачинщик спора

 

Платил за это штраф.

 

 

 

Граф

 

 

 

Как, штраф?

 

 

 

Споркина

 

 

 

И штраф большой.

 

 

 

Граф

 

 

 

Что я не провинюсь, ручаюсь вам душой!

 

 

 

Вестина

 

 

 

Не лучше ль нам в театр поехать посмеяться?

 

 

 

Вздоркина

 

 

 

Да что вам вздумалось?

 

 

 

Граф

 

 

 

Что будет там играться?

 

 

 

Вестина

 

 

 

Комедья «Говорун».

 

 

 

Граф

 

 

 

Комедья «Говорун»?

 

Вот новость для меня! Да кто же тот шалун,

 

Кто смел без моего и плана и совета

 

Всю важность поддержать столь трудного сюжета?

 

Тут надобен язык, приятный, лёгкий слог,

 

Спросился б у меня — и я б ему помог.

 

 

 

Споркина

 

 

 

Ах! я охотница большая до комедий.

 

 

 

Свахина

 

 

 

А я — до жалких драм!

 

 

 

Иванова

 

 

 

А я — так до трагедий!

 

И мне, по счастью, здесь всё видеть удалось.

 

 

 

Граф

 

 

 

Да, нынче их у нас довольно развелось;

 

Но я всегда жалел об их несчастной доле:

 

Сыграют раза два и бросят поневоле.

 

 

 

Чванова

 

(графу)

 

 

 

Вы, верно, пишете? И ваш по дружбе долг...

 

 

 

Граф

 

 

 

Писать — я не пишу, но знаю в этом толк:

 

Я пользуюсь умом, других не беспокоя;

 

Но раз в трагедии, играя роль героя,

 

Я слёзы проливать заставил всех рекой!..

 

(Вскакивая со стула)

 

«О гордый Орбасан! Тебя зову на бой!»

 

 

 

Чванова

 

 

 

И полноте, сударь!

 

 

 

Вестина

 

(Чвановой)

 

 

 

Да нам приходит худо!

 

 

 

Граф

 

 

 

Когда б я был актёр — я б был осьмое чудо!

 

 

 

Вестина

 

 

 

Дошло и до чудес! — Скажу я вам теперь,

 

Что к нам из-за моря...

 

 

 

Граф

 

 

 

А! это, верно, зверь,

 

Который напоказ к нам привезён в столицу?

 

Я видел уж его: он страх похож на птицу.

 

И может, говорят, — мы верить не могли —

 

И плавать, и летать, и бегать по земли!

 

Я тотчас опишу вам всю его фигуру.

 

Во-первых...

 

 

 

Чванова

 

 

 

Чтоб меня не приняли за дуру,

 

Прошу не докучать мне странностью такой.

 

 

 

Вестина

 

(в сторону)

 

 

 

И лучше бы молчать, чем мучить всех собой.

 

(Вслух)

 

Да, кстати, — говорят, что будто Пустякова

 

Теперь...

 

 

 

Граф

 

 

 

Разводится, чтоб выйти за другого.

 

 

 

Свахина

 

 

 

Да с кем? — она вдова.

 

 

 

Споркина

 

 

 

Вы слишком невпопад

 

Вмешались в разговор.

 

 

 

Граф

 

 

 

Я, точно, виноват.

 

 

 

Вестина

 

 

 

Купила, говорят, именье пребольшое,

 

И чуть ли, наконец...

 

 

 

Граф

 

 

 

Вот это уж пустое;

 

Я в этом побожусь.

 

 

 

Вестина

 

 

 

Да дайте ж досказать!

 

 

 

Граф

 

 

 

Позвольте...

 

 

 

Вестина

 

 

 

Нет, сударь...

 

 

 

Граф

 

 

 

Но можно ль уверять!

 

 

 

Чванова

 

 

 

Молчите...

 

 

 

Граф

 

 

 

Нет, никак.

 

 

 

Споркина

 

 

 

Имейте же терпенье.

 

 

 

Граф

 

 

 

Я долго уж терпел...

 

 

 

Чванова

 

 

 

 

 

Хотя из уваженья...

 

 

 

Вестина

 

 

 

Я знать должна...

 

 

 

Граф

 

 

 

И я... я знаю это всё.

 

 

 

Громова

 

 

 

О, боже!

 

 

 

Свахина

 

 

 

О, злодей!

 

 

 

Граф

 

 

 

Прибавлю вам ещё,

 

Что я...

 

 

 

Вестина

 

 

 

Она всегда...

 

 

 

Граф

 

 

 

Сродни...

 

 

 

Вестина

 

 

 

Она со мною

 

Дружна и пишет мне...

 

 

 

Граф

 

 

 

Она с моей сестрою

 

Училась, и вчера...

 

 

 

Чванова

 

 

 

Помилуйте!..

 

 

 

Граф

 

 

 

Я вам...

 

 

 

Громова

 

 

 

Уймитесь.

 

 

 

Споркина

 

 

 

Что за шум!

 

 

 

Вестина

 

 

 

Клянусь!..

 

 

 

Граф

 

 

 

Я сам — я сам

 

Вчера...

 

 

 

Вестина

 

 

 

Нет...

 

 

 

Чванова

 

 

 

Нет...

 

 

 

Граф

 

 

 

Она...

 

 

 

Споркина

 

 

 

Помилуйте!

 

 

 

Громова

 

 

 

Тревога!

 

 

 

Чванова

 

 

 

Нет сил!

 

 

 

Вестина

 

 

 

Взбешусь!

 

 

 

Чванова

 

 

 

Умру!

 

 

 

Громова

 

 

 

Побойтеся хоть бога!

 

 

 

Граф

 

 

 

Нет, в этом уж меня никак не убедить!

 

И истине моей вам должно уступить,

 

И именно с моей фамилией блестящей

 

Она родня, родня — по линьи нисходящей!

 

 

 

Вестина

 

 

 

Я с ней, я с ней, сударь, с ребячества дружна.

 

Меня ли уверять? я знать её должна,

 

И, верно, уж ко мне о купленном поместье

 

По почте от неё получится известье.

 

 

 

Все вместе Споркина

 

 

 

Нет силы! у меня кружится голова.

 

Я даже бы могла... но я не такова.

 

Я споров не терплю, всегда их убегаю,

 

И для того и вам охотно уступаю.

 

 

 

Чванова

 

 

 

Вот ловкость, вот ваш ум, вот ваша острота:

 

Почтенной женщине не дать разинуть рта!

 

Да где ж учтивость тут, те милые рассказы?

 

Хвалёный человек! — и вот его проказы!

 

 

 

Свахина

 

 

 

Позвольте! Дайте нам перевести хоть дух.

 

Покойный Пустяков мой был старинный друг.

 

Я знаю лучше всех, чем он себя прославил,

 

И как он нажился, и что жене оставил.

 

 

 

Граф

 

 

 

Божусь, божусь, божусь! я знаю весь их род.

 

Мне все они родня — их предок был Федот.

 

Федот родил Фому, Фома родил Ивана,

 

Иван родил Кузьму, Кузьма родил Демьяна.

 

Демьян — у этого родился сын Борис,

 

У этого Егор, у этого Денис;

 

Денис родил Илью, Илья родил Сергея,

 

Сергей родил Луку, Лука родил Андрея,

 

Андрей...

 

(Кашляет.)

 

 

 

Громова

 

 

 

Андрей, Андрей — чтоб черт его побрал!

 

Нет силы — я бегу.

 

(Уходит.)

 

 

 

ЯВЛЕНИЕ 10

 

 

 

Те же, кроме Громовой.

 

 

 

Граф

 

(продолжая)

 

 

 

Я вам не досказал.

 

Андрей был человек, несчастливо женатый;

 

Но кто ж ему велел жениться на богатой?

 

От денежных невест накладны барыши,

 

И часто при душах — невеста без души!

 

К тому ж она была фамильи очень знатной

 

И с нашею в родстве.

 

(Кашляет.)

 

 

 

Свахина

 

(в сторону)

 

 

 

Болтун невероятный!

 

Бегу!

 

(Уходит.)

 

 

 

 

 

ЯВЛЕНИЕ 11

 

 

 

Те же, кроме Свахиной.

 

 

 

Граф

 

(продолжая)

 

 

 

Отец её был смолода шалун,

 

Но славный человек и страшный говорун!

 

И он-то, наконец, по матушке покойной

 

Придётся дедом мне...

 

(Чихает.)

 

 

 

Вздоркина

 

 

 

Вот внук его достойный!

 

Невежа!..

 

(Уходит.)

 

 

 

ЯВЛЕНИЕ 12

 

 

 

Те же, кроме Вздоркиной.

 

 

 

Граф

 

(продолжая)

 

 

 

Признаюсь, что этот человек

 

И славно, и умно, и чудно прожил век!

 

Он славы достигал различными путями:

 

И счастьем, и мечом, и прозой, и стихами,

 

И, словом вам сказать, был воин и поэт.

 

Да что ж он написал? — вы спросите в ответ.

 

О, прозы и стихов ужасную громаду.

 

Я мог бы вам прочесть одну его тираду,

 

Но этим услужить в другой уж лучше раз —

 

Теперь мне недосуг...

 

(Нюхает табак.)

 

 

 

Споркина

 

(в сторону)

 

 

 

Теперь — он мучит нас!

 

Мне дурно...

 

(Уходит.)

 

 

 

ЯВЛЕНИЕ 13

 

 

 

Те же, кроме Споркиной.

 

 

 

Граф

 

(продолжая)

 

 

 

Наконец, что этого чуднее!

 

Прибавлю вам ещё, чтоб кончить поскорее,

 

Что этот говорун, нам родственник и друг, —

 

Простите вы меня, всего не вспомнишь вдруг, —

 

Имел двух сыновей, и милых и прекрасных,

 

Хоть равных по уму, но нравом несогласных:

 

Один...

 

(Сморкает.)

 

 

 

Чванова

 

(в сторону)

 

 

 

Мне тошно!.. я умру...

 

(Уходит с Вестиною.)

 

 

 

 

 

ЯВЛЕНИЕ 14

 

 

 

Граф Звонов

 

(не примечая, что он остался один, продолжает

 

рассказывать)

 

 

 

Он был юрист.

 

Прекрасный человек, но на руку нечист!

 

За взятки он под суд нечаянно попался,

 

Но, много нахватав, он скоро оправдался,

 

И снова, наконец, — кто мог бы ожидать? —

 

С начальством расплатясь, поехал воровать!

 

 

 

 

 

ЯВЛЕНИЕ 15

 

 

 

Граф Звонов и Лиза, подкрадываясь на цыпочках,

 

становится за его стулом.

 

 

 

Граф

 

 

 

Другой прославился совсем путём различным:

 

Сын воина-отца, был воином отличным,

 

Служил, терпел, дрался, как истинный герой,

 

И, в поле поседев, поехал на покой.

 

Он женщин не терпел!.. — я признаюсь невольно,

 

Простите вы меня... мне, право, очень больно!

 

Что ж делать? — мой чудак...

 

 

 

Лиза

 

(из-за стула)

 

 

 

Помилуйте! Божусь,

 

Учтивость лишняя — я, право, не сержусь!..

 

 

 

Граф

 

(вскакивая со стула)

 

 

 

Что вижу? это ты? но где ж мои старушки?

 

Их нет — и я один; о, вздорные болтушки!

 

Вообрази себе, замучивши меня,

 

Изволили уйти! Но, глупость извини,

 

Я верю, наконец, что самый дар счастливый,

 

Дар первый в женщине — не слишком быть болтливой.

 

 

 

Лиза

 

 

 

За ваше торжество им должно вам отмстить:

 

Один против шести и — всех заговорить,

 

Замучить, разозлить, оспорить, обесславить

 

И даже, наконец, — их всех бежать заставить!

 

 

 

Граф

 

 

 

Бежать? кто? я? — Божусь, всё это клевета;

 

Я даже не успел путём разинуть рта,

 

Сказать двух слов... Но мне пора...

 

 

 

Лиза

 

(останавливая его)

 

 

 

Да не спешите..

 

Вот к вам письмо, сударь, останьтесь, посидите.

 

 

 

Граф

 

(взяв письмо)

 

 

 

Письмо... от князя? да! — Я ехал сам к нему.

 

(Читает громко и весьма скоро)

 

«Не  имея,  милостивый  государь  мой,  возможности лично объясниться с

 

вами,  я принуждён уведомить вас, что вы, дорожа, как кажется, более пустыми

 

рассказами,  нежели  собственною  пользой  и, наконец, не собравшись сегодня

 

ехать  со  мною  к  тому,  от кого зависел успех вашего предприятия, теряете

 

ожидаемое  вами место, которое назначено уже господину Модестову, по просьбе

 

той самой особы, которую и я хотел преклонить на вашу сторону».

 

 

 

Лиза

 

 

 

Скажите ж, рады ли вы этому письму?

 

 

 

Граф

 

 

 

Где ж истина и где заслугам ободренья?

 

Но я потребую на это объясненья.

 

А впрочем, сей удар любовь мне облегчит!

 

 

 

 

 

ЯВЛЕНИЕ ПОСЛЕДНЕЕ

 

 

 

Те же, Чванова, Прелестина и Модестов.

 

 

 

Чванова

 

(не видя графа, говорит Модестову)

 

 

 

Судьбу племянницы мой выбор здесь решит.

 

(В сторону, увидя графа)

 

Тиран! он здесь ещё... Я рвуся от досады!

 

 

 

Граф

 

(Чвановой)

 

 

 

Теперь, сударыня, я жду от вас награды.

 

 

 

Лиза

 

(тихо Чвановой)

 

 

 

Модестов, говорят...

 

 

 

Чванова

 

 

 

Я знаю всё от них.

 

(Прелестиной)

 

Ну подойди ж ко мне,

 

(показывая на Модестова)

 

и вот тебе жених.

 

 

 

Граф

 

 

 

Как! после отзыва, которым я ласкался...

 

 

 

Чванова

 

 

 

Напрасно, мой отец, на слухи полагался.

 

Сердися или нет, а в этом извини;

 

Да ты такой злодей, что боже сохрани!

 

(Уходит.)

 

 

 

Модестов

 

(графу)

 

 

 

Прошу на свадьбу к нам.

 

 

 

Прелестина

 

(графу, отходя с Модестовым)

 

 

 

За лишнее болтанье

 

Вы всё теряете.

 

 

 

Граф

 

 

 

Но я вам в оправданье...

 

 

 

Лиза

 

(откланиваясь)

 

 

 

Мы слушать не хотим; прошу нам не мешать.

 

(Уходит.)

 

 

 

Граф

 

 

 

На эти дерзости не стоит отвечать;

 

Но мне пересказать об этом остаётся

 

И всем и каждому — кто первый попадётся!

 

 

 

1817

 

 

 

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

 

 

Настоящее издание представляет собой первый  опыт  избранного  собрания

 

стихотворных комедий конца XVIII — начала XIX в.

 

В сборник вошли наиболее интересные и характерные образцы этого  жанра,

 

за  исключением  стихотворных  комедий   авторов,   творчеству   которых   в

 

«Библиотеке поэта» посвящены  отдельные  сборники  (В.В.  Капнист,  Я.Б.

 

Княжнин, П.А. Катенин, А.А. Шаховской, А.С. Грибоедов).

 

Произведения каждого автора расположены в хронологическом порядке.

 

В качестве приложения даны наиболее характерные  куплеты  из  водевилей

 

первой половины XIX в.

 

Тексты, как правило, печатаются  по  последнему  прижизненному  изданию

 

пьесы. Произведена сверка с имеющимися автографами и цензурными  рукописными

 

экземплярами,  хранящимися  в  Государственной  Театральной  библиотеке  им.

 

Луначарского (ГТБ).

 

Ссылка в примечаниях на первую публикацию, без указания  источника,  по

 

которому печатается текст, означает, что  произведение  не  перепечатывалось

 

более или перепечатывалось без изменений. Даты первой публикации,  или  год,

 

не позднее которого написано данное произведение, даны в  тексте  в  угловых

 

скобках. Даты предположительные отмечаются вопросительным знаком.

 

Орфография и пунктуация текстов приближены к  современным.  Сохраняются

 

только те орфографические и пунктуационные  особенности  оригинала,  которые

 

имеют стилистическое или произносительное значение.

 

К примечаниям приложен словарь, где поясняются мифологические  имена  и

 

понятия, устаревшие и малоупотребительные слова.

 

 

 

Н. И. ХМЕЛЬНИЦКИЙ

 

 

 

«ГОВОРУН»

 

 

 

Впервые — СПб., 1817. Вошло в «Театр Николая Хмельницкого», т. 1. СПб.,

 

1829.  «Говорун»  —  первый  драматургический  опыт  Хмельницкого.  Является

 

стихотворной переделкой комедии французского писателя XVIII в. Ги де  Буасси

 

«Le Babillard». Основной герой пьесы Буасси уже  раньше  привлекал  внимание

 

деятелей русского театра, как дающий повод к  созданию  комедии  характеров.

 

Так, в 1756 г. В.И. Лукин переделал её под названием «Пустомеля». «Говорун»

 

впервые представлен в петербургском театре 7 мая 1817 г. Пьеса не сходила со

 

сцены около десяти лет, а в дальнейшем неоднократно возобновлялась в 30-х  и

 

40-х годах.

 

Явление 3. С рассветом поскакал к обедне я к Николе и т. д. —  в

 

этом  монологе  речь  идет  об  улицах,  островах  и   церквах   Петербурга,

 

расположенных в разных  концах  города.

 

Явление  6.  Дарий  III  Кодоман — древнеперсидский царь. При  нём  пала  династия  Ахменидов,  после  разгрома персидских войск армией Александра Македонского, а сам Дарий был  убит  (330

 

до н. э.).

 

Александр Македонский (356—323  до  н.  э.)  —  царь  Македонии, одержавший победу над персидским царем Дарием.  Хвастаясь  знанием  истории, граф путает, кто в этой войне был побежденным, кто — победителем.

 

Явление 9. О гордый Орбасан! Тебя зову на бой! — фраза из трагедии  Вольтера  «Танкред»

 

(д. III, явл. 6).

 

Осьмое чудо. В  эллинистической  литературе  принято  было перечислять  «семь  чудес  света»   (египетские   пирамиды,   висячие   сады Семирамиды, храм Артемиды в Эфесе и др.).

 

Явление 10. И часто  при  душах  — невеста без души. Игра слов: в первом случае «души» — крепостные  крестьяне. Эта крылатая фраза позже часто повторялась в водевилях 20-х и 30-х годов.